О фольклорности нефольклорного: к вопросу о предмете полевой фольклористики PDF Печать E-mail
Автор: Андрей Мороз   
08.10.2009 05:14

(евангельские события в восприятии современного крестьянина)

Часто в ходе полевой работы собиратель ставит собеседника (информанта) в непривычную ситуацию и вынуждает заниматься совершенно несвойственным ему делом. Уже сам по себе процесс интервьюирования в большинстве случаев оказывается делом новым и не совсем понятным: вопросы собирателя зачастую ставят информанта в тупик не только потому, что у него спрашивают о вещах, подчас ему вовсе неизвестных, но и потому, что его заставляют экспромтом рефлектировать на тему, которая никогда для него не была предметом рефлексии. Отсюда очевидное искажение материала, получаемого исследователями народной культуры, работающими методом интервьюирования. В лучшем случае мы получаем лишь отчасти объективные данные, просеянные через сито сознания интервьюируемого и осложненные его субъективным отношением к рассказываемому. Это субъективное отношение может настолько сильно изменить картину, что она и вовсе перестанет иметь сколько-нибудь репрезентативный характер.

Вместе с тем самими информантами коммуникативная ситуация информант/собиратель понимается обычно как психологически близкая к ситуации учитель/ученик, в рамках которой первый стремится передать второму известную сумму знаний. Существенное различие между этими видами коммуникации заключается в том, что в первом случае ученик (собиратель) знает о предмете разговора не меньше, нежели опрашиваемый, но настойчиво стремится получить от собеседника пусть даже отрывочные и неполные сведения. Из-за дотошности одного и стремления другого научить содержание диалога нередко сильно изменяет свой характер: рассказ о явлениях традиционной культуры переходит в разряд индивидуального творчества, подменяется изложением собственных взглядов информанта на предлагаемую к обсуждению проблему и импровизацией на предложенную тему.

Автору этих строк (как, вероятно, и всем, кто имеет отношение к полевой работе) неоднократно приходилось встречаться с людьми, неспособными на вопрос собирателя ответить: “не знаю“. Желание удовлетворить любопытство собеседника в данном случае оказывается сильнее недостатка знаний (к тому же последний сам по себе далеко не всегда осознается таковым).

Разумеется, далеко не всегда возможно провести отчетливую границу между описанием объективных фактов и импровизацией, тем более что последняя всегда основана на традиционных механизмах порождения текстов и стереотипах мышления. В тех же случаях, когда мы очевидно имеем дело с творчеством информанта, интерес собирателя к тексту зачастую пропадает. Между тем, подобные “авторские“ версии весьма важны не только для исследователей так называемой “наивной литературы“, но и для собственно этнологов как отражение психологии, механизмов мышления и стереотипов традиционной культуры.

Попытки осмысления механизмов восприятия “чужих текстов“ уже предпринимались исследователями. Так, А.И.Рыко, анализируя пересказ “Сказки о царе Салтане“ и трансформацию сюжета об изгнании Христом торгующих из храма применительно к ритуалам Вербного Воскресенья, выделила несколько механизмов такой адаптации [Рыко]. Правда, на наш взгляд, во второй части работы, посвященной преломлению христианских сюжетов, допущена неточность: А.И.Рыко сопоставляет полевую запись с каноническим текстом Писания, причем сравниваются соответствующие эпизоды в четырех Евангелиях и делается попытка усмотреть прямую связь между текстом Писания и пересказом, в то время как информация, сообщенная рассказчиком, вполне могла дойти до него опосредованно, через третьи источники.

Собственно, проблема источников в данном вопросе весьма существенна, хотя и трудноразрешима. К сожалению, далеко не всегда удается выяснить, откуда именно почерпнуты рассказчиком его сведения. Часто в устных пересказах мы имеем дело со сложным наслоением фактов, извлеченных из разных источников, на которые может накладываться и фантазия повествователя.

Обратимся к конкретному материалу. Рассматриваемые ниже тексты были записаны в ходе экспедиций, проводимых Лабораторией фольклора РГГУ в Каргопольском р-не Архангельской обл.[1], и хранятся в архиве Лаборатории. Все они представляют собой ответы на вопросы о новозаветных и ветхозаветных персонажах. Нами отобраны наиболее показательные тексты, в которых явно выражено “авторское“ начало, а описываемые события и их мотивировки весьма далеки от всех мыслимых первоисточников. Выбор тематики текстов определяется следующими соображениями: известно, что христианское знание, в том числе знание библейских сюжетов, в традиционной крестьянской среде и до 30-х гг. ХХ в. было далеко от сколько-нибудь полного. С 30-х гг. ХХ в. единственным механизмом его сохранения оставалась передача сведений от поколения к поколению теми же способами, какими в рамках устной традиционной культуры передавалась и передается другая культурная информация. “В настоящее время православное знание и мировосприятие существует в массовом народном сознании не в виде целостной картины, а скорее - в виде раздробленных осколков, включенных в общий контекст традиционной культуры“ [Левкиевская, с.90-91]. В значительной степени под влиянием интереса собирателей, а отчасти и независимо от них современные носители народной культуры пытаются соединить эти фрагменты в единую и связную картину, заполняя лакуны своего знания догадками, логически вытекающими из собственного жизненного опыта и стереотипов восприятия действительности, характерных для традиционной крестьянской среды, используя при этом все доступные источники информации: рассказы более читающих соседей, околоцерковную прессу, телефильмы, радиопередачи, отрывные календари и проч.

Нами выделяется четыре основные группы источников:

  • Традиционное знание, передаваемое устно: легенды и апокрифические сюжеты, пересказы Священного Писания, усвоенные в детстве от родителей, бабушек и дедушек.
  • Библия, или Книга (божественная) (так обычно называется не только Писание, но любая большая толстая церковная книга в кожаном переплете). Как правило, даже если такие книги сохраняются в домах информантов, они не читаются, их содержание извество по чужим пересказам и прочтениям. Наиболее устойчиво с этими книгами ассоциируются эсхатологические рассказы о том, как перед концом света небо будет опутано проволокой, по нему будут летать железные птицы, а по полям ходить железные кони (впрочем с Библией связывается и ряд других сюжетов).
  • Священное Писание, которое читают сами информанты. Главным образом, это современные издания небольшого формата, напечатанные мелким шрифтом, купленные в церкви или подаренные родственниками-горожанами.
  • Новые источники информации: телевидение, радио, пресса, календари и проч.

Данные, почерпнутые разными способами, переплетаются, смешиваются и превращаются в сложный конгломерат: “Сперва веть Она [Богородица] родилася-то, дак этого... Мать-то да отец-то старые, еще детей-то у них не было. Постарели, а ей принесли, принесла мать-то. Мать-ту Марии звали тожо Анной. Она принесла: “Как мы,- говорит,- ростить будём, старик?“ Три года сполнилось да Ей во храм и отдали. Дак вот, во храм-от, три года сполнилось, и она сорок две ступени зашла [по лестнице во храм]. А потом Ей там пастыри подхватили дак вот. Она жила во храме-то. До того дожила, что этого робёночка-то и нажила. Там какой Офанасий всё за Ей ухаживал да ухаживал. Всё доухаживал, сделал, принесла вот Исуса-то Христа. Вот так в книжке написано-то, в Евангелии. Всё ведь такие же грешные, хоть кто. Ведь как: с мужиком будешь жить, дак чёго, принесёшь робёночка. [А потом?] А потом что, потом Офанасий Ей тожо взял замуж. Это потом сказали, что этого, Она с мужом живё. Что у Исуса Христа есть отец. А какой отец? Отец не жил пока, что уж Он вырос, потом сошлись-то, много уж времени прошло, не сразу взял ей замуж, с робёночком” (Зап. в 2001 г. М.В. Борщевой и Л.Ф. Джалиловым в с. Озерко от Шолтомских Нины Яковлевны, 1929 г.р.; КА, Озерко, XXVII-14 а, б, 15 доп.)

В приведенном отрывке из рассказа о земной жизни Христа почти точно переданы события (вероятно, восходящие к апокрифическому Протоевангелию Иакова) рождения, детства и замужества Богородицы за Иосифом (в процитированном тексте - Афанасием). Однако непорочное зачатие осмысляется в категориях традиционных представлений о семье, браке и зачатии (“До того дожила, что этого робёночка-то и нажила”). Такой взгляд на события не представляет собой ничего уникального. Так, весьма часто приходится встречаться и с интерпретацией Рождества Христова не только в соответствии с представлениями о внебрачных детях, но и с использованием соответствующей терминологии: “[Адам и Ева кто такие?] А Адам и Ева, дак Ева-то не родила беззаконника? [Кого?] Нагулянного-то не родила? Не нагуляла она этого Христа-то? [...] Дак кабы я знала, дак я будто слыхала, что она беззаконника [смеётся] в ясли-то повалила, родила да повалила в ясли-то, в Ерусалиме-то” (Зап. в 2000 г. М.М. Каспиной, Е.В. Бочковой и Т. Стоянович в с. Абакумово от Сунгуровой Клавдии Ивановны, 1922 г.р.; КА, Абакумово, XXII-2 з).

Помимо контаминации двух сюжетов, о которой пойдет речь ниже, в тексте привлекает внимание активное использование лексики, носящей не только терминологический, но и оценочный характер. С точки зрения носителя традиционной культуры рождение беззаконника понимается как недопустимое и позорное:

[Богородица Христа прятала?]

- Дак Она и родила Его где? В яслях, у лошади в яслях родила.

- Во дворе. Родила у лошади.

- Во дворе. У коня было сделано это кормушка, в этой кормушке родила. Показывают [по телевизору (?)]. [Почему?] Дак скрывалась, верно. От Дева Мария, гоўорят, Дева дак. Дева была незамужняя, родила дак. И скрывалась” (Зап. в 2001 г. А.Б.Морозом и А.А.Трофимовым в с. Озерко от сестер Колобовых Нины Михайловны, 1922 г.р. и Марии Михайловны, 1926 г.р.; КА, Озерко, XXVII-14 а, б, в 15 доп.)

При этом отрицательная коннотация слышится в таких рассказах только тогда, когда речь заходит непосредственно о Рождестве и Непорочном Зачатии, в остальных же случаях, когда “внебрачное“ рождение Христа не есть прямой предмет повествования, оно игнорируется и не оказывает никакого влияния на пиетет рассказчика. Такая “двойственность“ может быть осторожно сопоставлена с двойственностью восприятия в народной культуре зауголков: с одной стороны, внебрачные дети исключаются из множества сфер общинной жизни, в частности, обрядовой, с другой - им приписываются и разнообразные магические, мифологические свойства [Кабакова]. Одновременно существует и обратная зависимость между сюжетом о Рождестве Христовом и представлениями о незаконнорожденных детях. Появление внебрачных детей представляется проекцией известных событий на повседневную жизнь. “Тема сверхъестественного, а значит божественного происхождения бастарда разрабатывается не только в многочисленных сказках, эпических песнях [...] но и в “бытовых“ жанрах, например, в присловьях: полес. Байструк з Божых рук [...] а также в терминологии: рус. Богом данный, богдан 'внебрачный ребенок' (Псков.), богданиха 'его мать' (там же)“ [Кабакова, с.96]. Ср. также даваемые таким детям имена и отчества, среди которых широко распространены Богдан и Богданович.

Библейские события интерпретируются тем свободнее, чем менее однозначно они описаны в источниках. В особенности это касается мотивировок поступков различных персонажей, которые не укладываются в обычную для традиционных представлений дихотомию 'свой-чужой', в рамках которой исключаются оттенки и полутона, а также какие бы то ни было многочленные оппозиции. Схематизировать такой взгляд можно так: не совсем плохое всегда предстает плохим и чужим, а не вовсе хорошее - хорошим и своим. В этом контексте поступки персонажей оцениваются не в соответствии с логикой источника информации или с истинной логикой событий, а согласно внешним, “осязаемым“ их проявлениям. Например, при изложении истории с Пилатом, его позиция по отношению к Христу может характеризоваться двояко: наряду с представлением о Пилате как о бесе, чернокнижнике, разбойнике (так именуются и иудеи, распявшие Христа) существует и такое, в формировании которого решающую роль сыграл отказ Пилата признать вину Христа перед кесарем. Так он оказывается сторонником Сына Божия и, следовательно, “угодником“, “святым“: “Иуду сбили с толку эти первосвященники, какие-то раньше чернокнижники были, да всё, говорят старые люди, и здесь бегали по ночам. Июда-то предал, да этим [...] Вот тут-то они Его и схватили. Схватили, кто крицит: "Распять Его!" В смешное нарядили, уксусом поили Его, издевались, всяко издевались, заставляли крест нести Его Самого. Канпилат простил, прощал: “Он,- говорит,- невиновен, эта,- говорит,- хороший целовек, надо,- говорит,- оставить Его в живых. Ампилат. [Кто он?] Ампилат - он угодник, Богу угодный, ну совсём допущен был до Бога. Всё равно это Божьему он верил и простил. Прощал Его” (Зап. в 1995 г. Н. Трусовой в с. Хотеново от Потыковой О.В., 1914 г.р.; КА, Хотеново, XXII-доп.).

Характерен и перевод врагов Христа в разряд демонологических персонажей. Логика здесь проста: Христос - Бог, враги Его не могут быть простыми людьми. Термин чернокнижник применяется в современной севернорусской традиции к колдунам: “Такие люди есть колдуны, закрыли [закрыть - колдовским способом сделать невидимым] парня и ево не найти. [У информанта в 1989 году пропал 18-летний сын, через год его нашли мёртвым в 3-х км от деревни.] И милиция не возьмёт, потому што бабушка. Бабушка, што ты с ней будешь делать - она безвинна. Такие слова есть, книжки есть чёрные, чернокнижники называются, злые люди” (Зап. в 1997 г. Хафизовой Л.Р. и Альгшулером П.Б. в с. Печниково от Приденина Василия Акимовича, 1928 г.р.; КА, Печниково, XIII-9).

Чуждая действительность не просто передается в терминах, относящихся к более близкой, знакомой реальности. Употребление таких лексем служит для приближения далеких и неочевидных явлений и понятий, они осмысляются в более близких категориях. В процитированном выше отрывке о том, как Христос был приведен к Пилату (Ампилату), описываются издевательства, которым Он подвергся. Среди последних упоминается и такое: в смешное нарядили. В регионе, из которого происходят рассматриваемые тексты, этим словом устойчиво обозначается один из типов обрядового ряженья: “В смешное рядились, в морховатоё [старое, рваное]” (Зап. в 1993 г. А.Б.Морозом и Д.Е.Афиногеновым в с. Калитинка от Владыкиной Клавдии Михайловны, 1911 г.р.; КА, Калитинка, IV-14 а) . Собственно, в Каргополье информантами выделяется два типа ряженья: в хорошее (в красивое) и в смешное (в страшное). Если первый тип предполагает надевание старинных традиционных нарядов, то второй собственно ряженье, то есть использования старой, рваной, вывернутой наизнанку одежды, а также наряжание в различных персонажей. Так что такое словоупотребление применительно к евангельской ситуации хотя и отражает в известном смысле суть событий, однако переводит не совсем понятное событие в разряд пусть не очень логически оправданных, но близких информанту. Ср.: “[Кто такой Иисус Христос?] Вот тебя наряди, накрасить, наверно и ты была бы Исус Христос. [Любой человек может быть Христом?] Конечно. Слушайте, это всё картинки. [А Бог тоже только на картинке?] Бог есть” (Зап. в 1996 г. Е.Е. Левкиевской и Н.В.Возяковой в д. Данилово от Тихоновой Валентины Александровны, 1928 г.р., и Мосиной Марии Алексеевны, 1925 г.р.; КА,Кречетово, XXII-8 а). Следует иметь в виду, что согласно логике обрядового ряженья ряженый перестает быть самим собой и становится представителем потустороннего мира (в Полесье известны случаи ряжения Богом).

То же встречаем и применительно к евангельским чудесам: воскрешению Христа и исцелению Им людей. Эти чудеса описываются в терминах, используемых в рассказах о колдунах: “Он ходил, исцелял людей. Которы вот люди не слышали - заслышали, которы не видели - завидели: токо вот руку положит и всё. Исцелял, много людей поправил” (Зап. в 1997 г. Н.В. Возяковой и Н. Хариковой в с. Лядины от Дедовой Лидии Николаевны, 1928 г.р.; КА, Лядины, XXII-8 в, г); “А в Паску-то вот Он и воскрёс. Ево принесли куда-то там опять в какое-то, повалили, и начали тут всё обтирать, всё шёптать над Ним, и… и оживили, вот эти, которые были за Исуса-то. [А что шептать?] Ну, там водичку каку поить со словами, да вот”[2] (Зап. в 2000 г. Л.Р. Хафизовой и М.М. Каспиной в с. Абакумово от Плотниковой Зои Егоровны, 1930 г.р.; КА, Абакумово, XXII-8 доп.); “Александр Ошивенский... я знаю, што туда ходили молица Богу... так я не знаю или он пастырь или священик... Ошивенский монастырь [...] святой человек и много знал (Зап. в 1997 г. Альтшулером П.Б. и Джалиловым Л.Ф. в с. Печниково от Зверевой Антонины Викторовны, 1923 г.р.; КА, Печниково, XXII-доп.)

Лексемы слова, знать, шептать, поправить, поить водичку относятся почти исключительно к сфере колдовства, причем безотносительно к тому, на добро или на зло колдуют: “Ну, старухи старенькие, есть знающие там от даже старухи бывали и такие, что муж с женой, не ладится у них жизнь, идут к старушке к этой. Она чево-то пошепчет, пошепчет чево-то” (Зап. в 1996 г. М.М. Каспиной и Е. Борисовой в с. Ухта от Латкиной Анфисы Васильевны, 1923 г.р.; КА, Ухта, XIII-9 а).

Таким образом достаточно сложные для понимания явления объясняются через близкие и знакомые понятия. В сферу не только более понятного, но и ситуативно более близкого могут переводиться и довольно значительные по объему и событиям эпизоды, а подчас и все повествование целиком. В таких случаях мы имеем дело со включением событий в современную действительность, с актуализацией бытовых деталей, пространства, времени и проч. Сюжет приводимого ниже примера не относится собственно к евангельским событиям, но появление в нем Богородицы весьма показательно. Информант рассказывает о Кирилло-Челмогорском монастыре и его основателе преп. Кирилле Челмогорском, создавшем в XIV в. пустынь недалеко от села, в котором сделана запись: “[Какой был монастырь?] Успенский и Кирилло-Челмогорского. Основал-то Кирилла Челмогорской, а он выходцом с Новгорода. И прожил здесь пейсят два года. [...] Выходцом он был с Новгорода. [...] И прожил здесь пейсят два года. А Успенска Божья Мать Богородица... я [...] так не могу припомнить - она, тут, видимо, тут была подвижницей. К нему, к монастырю. [...] Она построила себе деревянную церковь. И рядом церкву - Успенская Божья Мать Богородица. И у неё было сто двадцать семь [семей - ?] человеческих. Скотный двор был на пейсят голов, две бани, два общежитиё рабочих. Две бани и два общежития рабочих. Одно общежитие было в монастыре, второе общежитие было в монастыре... это Пёлой [Пёла - выселки у монастыря]. Вот. И вот они и жили, и было у них две пчоло-семьи. Мёд свой собирали и жили, и обрабатывали землю [...] Одной семьёй. Эти приходили прихожана через мостик, через реку, с Пёлой в монастырь всё коров доили, кормили, обряжали, молоко, простоквашу, сыр - всё сами готовили. [...] Преподобный Кирилло Преподобный он им сам указания делал, они так и исполняли. Дрова - заполняли полинницы, готовили ходили после этого, до сенокосу. Сенокос - корма заготовляли. А зимой - они опять - корма возили, скот обряжали, молоко, ну, молоко не только для своих нужд, но у них земли было около двухсот гектар. И они - земли у них были очень бедные, я вот книжку потерял, но я в книжке сам вычитал: земли у них были очень бедные, удобрений не хватало. Навозу, навозу верней. Скотоводчество. Все поля. [...] Кирилла Челмогорской, он распределял. У меня тыща человек рабочей силы. Всё. Надо год жить. Год до Хрестоспасхи” (Зап. в 1998 г. А.А. Трофимовым и М.М. Каспиной в с. Труфаново от Исаева Николая Михайловича, 1933 г.р.;КА, Труфаново, XXII-17 доп.).

В рассказе смешиваются события как минимум четырех эпох: времени жизни св. Кирилла, времени создания и функционирования монастыря (монастырь возник уже после смерти подвижника), причем речь идет о строительстве Успенского храма (согласно Житию св. Кирилла, оно состоялось в конце XIV - начале XV в.) - об этих событиях Н.М. Исаев знает из краткого изложения его жития[3], - о последних годах существования монастыря, который играл в культурной и хозяйственной жизни села, расположенного от него в трех км, весьма существенную роль, и о времени после закрытия пустыни, когда в ней было устроено общежитие для лесозаготовщиков (1930-е гг.). Так многовековая история “сворачивается“ в один временной фрагмент. Появление в тексте Богородицы объясняется попыткой установить связь между названием монастыря (Успенский и Кирилло-Челмогорского - то есть Успенская Кирилло-Челмогорская пустынь) и именем ее основателя Кириллом Челмогорским. По аналогии среди основателей оказывается и Успенска Божья Мать Богородица.

При этом рассказчик не чувствует анахронизма. Здесь существенную роль играют народные представления о времени и специфическое ощущение времени, для которого характерно осознание двух эпох: 'сейчас' и 'прежде', причем они часто представляются равновеликими и равнопротяженными. Граница между этими эпохами не обязательно проходит по границе памяти конкретного человека. Зачастую она отодвинута несколько назад и относится ко времени рождения или родительских рассказов об их жизни. Все, что происходило до этого, обычно представляет собой прошлое, никак не градуируемое и не структурируемое. Поэтому фразы наподобие “Это было не на моей памяти“, “Я этого не помню“ или “Это еще до меня/моих родителей было“, произносимые по отношению к давно прошедшим событиям, в том числе и к библейским, звучат вполне логично и обоснованно. Такая ситуация имеет и оборотную сторону: самые отдаленные события могут относиться к недавнему, почти настоящему времени или наделяться чертами современности: “[Как Богородица Христа спасала?] Так вить преследовал-то кто? [Кто?] Это... Игипецкие... тожо... как их называть-то, богослужильцы. Вот этому, старшему-то самому... самому... они... всё надо было, шобы одно было игипецкое право, а нашево права штобы ни было. Вот они и хотели и... Этово Исуса-то Христа приколотили, што Он оживилса Сам потом как-то. Ни надо было Ёму так делать [то есть ходить в Египет]. А и щас нет-нет, да и в "Ыгипит поижжайте, в Ыгипит!" Вот. [Имеется в виду реклама туристических агентств, предлагающих поездки в Египет.] [...] [Кто был Христос по национальности?] Дак руский, наверно. [Как Он попал в Египет?] Дак они, когда их стали тут прибивать гвоздями да фсё и над ним стали издевацца, вот они с Петром да с Павлом пошли путешествовать. В Ерусалим пошли, потом в Ерусалим попали, из Ерусалима опять обратно в нашу страну. [Где Христа распяли?] Прибивали дак где-то в нашем... в нашей местности. Не здесь, а где-то в Совецком Союзе” (Зап. в 2001 г. А.Б. Морозом, Е.В. Бочковой и Н.С. Петриковой в г. Каргополе от Черепановой Ксении Ильиничны, 1927 г.р.; КА, Каргополь, XXVII-14 в).

То, что Христос русский, Библия написана по-русски или по-славянски, а православие - русская вера, - широко распространенное верование, причем, насколько можно судить, достаточно старое, а не порождение современности. Название Совецкий Союз указывает не на время, а на место: для человека, родившегося, выросшего и прожившего почти всю жизнь в СССР, слово Россия неупотребительно ни по отношению к современной России, ни по отношению к досоветскому периоду. Интересны также оговорки-уточнения, призванные более точно определить место действия: “В нашей местности. Не здесь, а где-то в Совецком Союзе“. Насколько можно судить по деталям, не передаваемым письменным текстом (интонации, неуверенность говорящего), смысл оговорки состоит в том, чтобы выделить, обособить здесь от того места, где состоялось преступление. С одной стороны, дело происходило в нашем (в широком смысле слова) пространстве, с другой - не в нашем (в узком смысле слова), поскольку здесь живут люди верующие. В этом контексте особенно показательно звучит сочувствие (оно же запоздалый совет): “Ни надо было Ёму так делать“.

В приведенных фрагментах помимо того, что евангельские события помещаются в более знакомое пространство, они еще и связываются с современностью. Тут мы имеем дело с попыткой соединить в единую картину различные обособленные факты действительности, организовать их в логическую цепочку: причина преследования Христа (игипецкое право) ® преследования Христа ® реклама турпоездок в Египет. Параллельно этому в сознании информанта существует представление о Христе как о русском, несмотря на то, что Он оказался в Иерусалиме (в Египте). Возникает другая цепочка: Христос в Совецком Союзе ® преследование Христа ® бегство в Ерусалим ® возвращение в Совецкий Союз ® распятие. Две эти цепочки никак не объединяются в одну линию, но это не смущает рассказчицу, поскольку на разных стадиях повествования ее интересуют различные аспекты сюжета. В обоих случаях показательна попытка вписать события в логику современности: Христос ошибся, отправившись в Египет; сейчас предлагают ехать в Египет, что опасно. Хронотоп событий сужается до 'здесь и сейчас', что подчеркивает их актуальность.

Та же картина проявляется во множестве других текстов, показывая, что перенесение сакральных событий в современность и в рамки “своего“, знакомого пространства - крайне типичный механизм адаптации библейского сюжета, вхождения его в реальность традиционного сознания. Так, огромное число деревенских святынь (почитаемых камней, ручьев, источников, курганов) связывается с христианскими персонажами [Панченко, с.118-119]. То же касается некоторых локальных природных особенностей (река пересохла по проклятию проходившего мимо святого, которого жители деревни не напоили водой; святой изгнал змей на территории, прилегающей к конкретной деревне, причем вблизи соседних сел они водятся и т. п.).

Адаптация сакральных событий может проходить и несколько иначе - не через совмещение их с современностью, а через сопоставление с нею: “[Почему Христа распяли?] Почему Христа роспяли? Дак веть есть, веть и теперь - почему Христа роспяли - потому што теперь-то веть много комунистоф есть, а и раньше тожо розбойники были, дак вот и роспяли” (Зап. в1999 г. А.Б. Морозом, М.М. Каспиной и А.А. Мороз в с. Саунино от Архиповой Ульяны Петровны, 1913 г.р.; КА, Саунино, XXII-8 в)

Отрицание сакрального факта мотивируется теми же способами - через соотнесение их с актуальной действительностью (противопоставление ей): “[Не слышали, как Христос воскрес?] Дак не может быть, штобы Он воскрес, это-то тоже тухта... [Вы так думаете?] Он бы распурюжался бы над Ельцином, дак мы бы до экой-то жизни не дожили” (Зап. в 1997 г. А.А. Зориной от Поповой Анны Александровны, 1926 г.р., с. Лекшмозеро; КА, Лекшмзеро, XXII-8 в) “[Слышали про всемирный потоп?] При мне потопа не было... Всё-таки шестьдесят шесть лет прожила, дак уж было бы при мне... уж какой ни потоп... не было. У нас больших рек нету, а озеро не поднимается высоко” (Зап. в 1997 г. А.А. Зориной и Н.Ю. Коваленко в с. Лекшмозеро от Шелдыбаевой Зинаиды Александровны, 1931 г.р.; КА, Лекшмзеро, XXII-21).

Совмещение в единую систему (сюжет, модель) разрозненных сведений, не связанных между собой фактов на основании их сходства или смежности - весьма продуктивный способ порождения новых текстов. Один из наиболее распространенных примеров совмещения - получившее весьма широкое распространение представление о том, что Христос родился от Адама и Евы (см. выше). В нашей коллекции имеется несколько десятков таких записей из разных сел, что позволяет говорить о своеобразном рождении нового “апокрифа“. В основе такого совмещения лежит представление о грехе: Адам и Ева согрешили (“[Адам и Ева не совершили какого-то греха?] Дак может быть, и грех совершили. Все совершают грехи дак. [А что они сделали?] А чего сделали? Поспали” (Зап. в 2000 г. Л.Р. Хафизовой и М.М. Каспиной в с. Абакумово от Поповой Капитолины Сергеевны, 1934 г.р., и Вшивковой Александры Ивановны, 1937 г.р.; КА, Абакумово, XXII-2 з, 10 а; доп.)) + Христос родился у Девы (беззаконник - см. выше ® грех) + чрезвычайно регулярная замена имени Ева на Дева (Адам и Дева) ® Христос родился от Адама и Евы (Девы).

Здесь мы сталкиваемся с еще одним продуктивным механизмом осмысления “внешнего“ текста, основанном на этимологизации. Народная этимология - один из существенных механизмов осмысления действительности - регулярно используется, например, для мотивировки обрядовых действий [Толстой, Толстая]. Этимологически связывая содержание, лежащее вне сферы народной культуры, со знакомыми явлениями, рассказчик не только включает первые в пространственно-временной и событийный континуум, но и мотивирует элементы последнего через первое: “[Мария пряталась с Иисусом в городах, деревнях] в кустах и в вересе пряталась, в розах, говорит, пряталясь в кустах. И в ивы пряталась, потому что ивушку называют ива плакучая, што она переживала, а можа и плакала, што их найдут, да его отберут, да убьют” (Зап. в 1997 г. Н.В. Возяковой и Н. Хариковой в с. Лядины от Волочевской Веры Устиновны, 1932 г.р.; КА, Лядины, XXII-9 доп.).

Здесь распространенный на Русском Севере вариант славянской легенды о том, как Богородица с Христом пряталась под осиной, которая трепетанием листьев выдала беглецов, и под можжевельником, который их укрыл, совмещается с названием плакучая ива, откуда и вытекает попытка объяснить ее “плакучесть“ сочувствием Христу. Столь же неочевидная связь устанавливается в следующем фрагменте между названием дня недели и евангельскими событиями: “Христа четвертовали в четверг, поэтому четверг и называется. Исуса Христа предал Иуда, было у Господа тринадцать апостолов, вот почему тринадцатое число называется этим - ну как он счасливым ли, нещасным. Вот сидят, и он предал разбойникам Исуса-то Христа. Они его роспятили из-за этого в четверг. [Четвертовали?] Да. Поснимали ноги, руки” (Зап. в 1997 г. М.М. Каспиной и О.В. Масюковой в с. Печниково от Тонких Анатолия Ивановича, 1940 г.р.; КА, Печниково, XXII-8 в).

Последний пример примечателен “двунаправленностью“ этимологических рассуждений: с одной стороны, искажается вид казни Христа (четвертовали) под влиянием названия дня недели, с которым связывается время казни, с другой стороны - само название дня недели выводится из вида казни.

Адаптация библейского сюжета к народному сознанию представляет собой “перевод“ его на язык традиционной культуры, механизм которого может быть описан примерно так: полученная из “внешнего“, нетрадиционного источника информация становится предметом устной передачи (либо от одного носителя традиционной культуры к другому, либо от “учителя“ - информанта - к “обучаемому“ - собирателю). При этом отсеивается постороннее, не поддающееся объяснению механизмами традиционной культуры, сюжет видоизменяется. Для его передачи рассказчик пользуется знакомыми и привычными понятиями, по-своему излагая описываемые события. Тем самым - сознательно или нет - дается и интерпретация излагаемых фактов, что позволяет говорить о своеобразной “народной герменевтике“. Вероятно, в связи с тем, что передаваемые таким образом события носят сакральный характер и их значимость ощущается в момент речи, ситуация подвергается не только толкованию, но и эмоциональной оценке. В ходе повествования сокращается пространственная, временная, психологическая и другая дистанция между событиями и моментом пересказывания, события помещаются в современность или близкое время, место, наделяются актуальными мотивировками, что способствует их включению в действующую систему ценностей. Излагаемые таким образом факты не существуют обособленно, рассказчик пытается объединить их с близкими по сюжету, персонажам, ситуации, звучанию и другим явлениями, устанавливая причинно-следственные и прочие связи событий различного характера. Даже в тех случаях, когда пересказывается конкретный текст (например, сюжет фильма), рассказчик включает в повествование известные ему из других источников факты близкого содержания, заполняя тем самым лакуны и проясняя не совсем понятные детали. Все это, в сущности, способствует превращению индивидуальных текстов в подобие фольклорных, что подтверждается их множественностью, хождением и пересказываемостью.

Разумеется, тексты наподобие цитированных выше, не могут быть сочтены фольклорными в полной мере, а собиратель и исследователь вправе игнорировать их при изучении тех или иных фольклорных явлений, однако, если относиться к народной традиции не как к застывшей и отмирающей данности, а как к живой, развивающейся и активно функционирующей системе (каковой она и является), мы не можем отказать им в праве занять свое место в этой системе, особенно учитывая множественность подобного рода повествований, их повторяемость и то обстоятельство, что перечисленные способы адаптации и интерпретации фактов народным сознанием и вытекающие из них механизмы создания новых текстов используются и в более традиционных нарративах.

 

  1. Работа экспедиции РГГУ была поддержана грантами РГНФ (проекты №№ 96-04-18004, 97-04-18026, 01-04-18007е).
  2. Этот фрагмент взят из подробного пересказа фильма “Иисус”, снятого по Евангелию от Луки, просмотренного информантом по РТР накануне.
  3. Как удалось выяснить, в с. Труфаново были распространены по меньшей мере две книги, содержащих сокращенную версию жития: И.Токмаков. Историко-статистическое и археологическое описание Челмогорской мужской пустыни. М., 1896 и Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих миней св. Дмитрия Ростовского. Книга дополнительная первая. М., 1908.

Литература:

  • Кабакова - Кабакова Г.И. Дитя природы в системе природных и культурных кодов // Балканские чтения-1. Образ мира в слове и ритуале. М., 1992. С.94-105.
  • Левкиевская - Левкиевская Е.Е. Православие глазами современного севернорусского крестьянина // Российский православный университет ап. Иоанна Богослова. Ученые записки. Вып. 4. М., 1998.
  • Панченко - Панченко А.А. Исследования в области народного православия. Деревенские святыни Севера-запада России. Спб., 1998.
  • Рыко - Рыко А.И. Адаптация “чужого” текста в народном сознании //Вестник молодых ученых. Серия филологические науки. СПб., 2000, №2
  • Толстой, Толстая - Толстой Н.И., Толстая С.М. Народная этимология и структура славянского ритуального текста // Славянское языкознание. Х Международный съезд славистов. Доклады советской делегации. М., 1988.

Андрей Борисович Мороз (Москва)

Дела я "Скачать песни рианы"не знаю, а дело нелегкое.

Я видел свою сестру, ""бледную, в слезах, "Песня чебурашки скачать"с разметавшимися волосами, полную ""отчаяния.

Действительно, многие акушеры, когда "Скачать книги на телефон донцовой"рождается ребенок, укладывают отца ""в постель.

Котелок был живо переоборудован в "Культура древний египет реферат"светильню.

Власти желали знать, что "Программа обрезающая песни скачать"думает о своем правительстве каждый гражданин.

Мы видели все, что делал Грисволд.

быстро ""спросила девушка, в первый раз проявляя беспокойство.

Когда я ""попятился, пытаясь удержаться на ""ногах, а она ""соскользнула на пол, я услышал раздавшийся внутри выстрел.

Я стал спускаться по его спирали.

Ее ""пальцы почти до боли сжали мою руку.

В нем ""жили удивительные, странные силы.

Я решил, что тогда я одержу над ней маленькую моральную победу.

Вишенка ""пожала плечами и поправила свой цилиндр.

И, как и следовало ожидать, "Скачать игру правда о 9 роте торрент"над более яркими ""местами оно ощущалось сильнее.

Ну "Скачать аудіо вконтакте"тогда давай, с ""этими словами Меган сообщила Кахиллу необходимое ускорение.

Меня интересовало, мог "Прошивка для samsung gt s5610"ли этот случай оказаться типичным.

даже если это влечет какие-то личные страдания.

Теперь, узнав это, ты обучен полностью.

Я услышал, как "Мираж музыка нас связала скачать безплатно"пуля просвистела у моего уха, "Клуб рай скачать песни"но она не задела меня.

Убранство хижины не лишено было некоторого уюта и комфорта.

Надо устроить засаду, говорит Эль-Койот.

Не она сыграла с нами эту злую шутку.

К сожалению, "Скачать junk jack"вы не поблагодарите меня за то, что я вам расскажу.

Глава LIV Охотникам на человека, как они и предполагали, не пришлось долго ждать.

Это тебе было оставлено в лаборатории МОЗСХО, пояснил Смит.

Шнелль напоминал сжатую стальную пружину.

Они согласны не мешать съемкам, а мы учтем их требования в следующем фильме.

Услышал, как внутри кто-то передвигается.

Первым словом, которым он овладел, было слово мистер.

Он расставил тарелки и разложил приборы, снял со столика крышку и начал подавать на стол.

Но я не вижу способа выяснить, действительно ли такая музыкальная деятельность есть нечто религиозное.

Встреть он ее раньше, он мог бы жениться на ней, потому что возвращаясь туда, где "Город детства скачать песню"он должен был быть и оставляя жену здесь, был бы абсолютно спокоен.

Кое с кем он бы и решился поступить по совету престарелого пэра, но только не с Энн Бенедик.

Перистальтически пульсирующие, они глотают землю.

От бетона шла холодная сырость, она вцеплялась в тело, как крысиные зубы.

Живущие неподалеку люди собираются меня разрекламировать.

Кажется, совсем недавно вы заявляли, что в совершенстве владеете искусством "мини игры хоккей"магии, и даже предлагали мне свои услуги,-сухо произнес Дандоло.

Затем нужно отыскать, кто там гадит.

В этом Центре ты пройдешь "скачать прототип 2 картинку"полный курс переподготовки.

Его тут же охватил страшный голод.

На мгновение я посмотрел вверх, туда, "Серебряная пуля"где в сумраке пряталась потолочная балка с перекинутой через нее нитью, на которой я болтался, точно марионетка.

Опять-таки могло быть и "дерсу узала книга скачать"так, что это "экология учебник скачать"Каллу стукнули по голове.

А вы посмотрите, что он "латиноамериканский сериал скачать"принес из разведки.

На вопрос, который он задал, можно было бы ответить одним словом, но, когда вы играете на пианино, и человек, вам неприятный, спрашивает, играете ли вы на пианино, "бюро медицинской статистики"можно продолжить игру, чтобы он убедился сам.

Под лучами солнца нежились цыплята.

Это все, что я прошу, улыбнулся в ответ Урбанов.

Слуга зажег черные свечи, а Аззи пропел заклинание.

От всего "Как стать богатым"сердца благодарю тебя, "Утраченный Символ"но взять кошелек не могу .

Позвольте "Людвиг II"мне быть "Поурочные разработки по математике. 1 класс. К УМК Л.Г. Петерсон. ФГОС"с вами откровенным.

Господа присяжные, я не "Планета в косметичке: Путеводитель по миру для девушек со вкусом"буду скрывать, "Волчья хватка-2"что подумал именно это.

Сэмми догадался, "Роспись по стеклу: 20 чудесных проектов в стиле модерн"что это была мать того "Английский на ладони. Устные темы"мальчика, и ему "Дневник обольстителя"опять стало тошно.

Смотря какой топор "Смерть героя: Роман"и в чьих руках.

Молодой мужчина, просто дерущийся с акулами.

Он не знал, что "скачать альбом в цой"его новый компаньон подкован в "Пикник графический редактор"древнесаксонской истории.

Черт возьми, всему есть предел.

Со "филипп киркоров скачать новые песни"всем должным уважением могу добавить, что мне пришлось узнать о нашей "скачать флеш медиа плеер"частной жизни, не имеет особого значения для того, кто давно "Скачать игру cs go торрент"лишился земной плоти.

Вот какого рода угрозы он мне бормотал, и вот "скачать принца персии схватка с судьбой"почему я слегка занервничал, когда "скачать игру про велико отечественную войну"Мадлен стала вести себя со мной холодно после того, "альбомы трофима скачать"как застала меня "скачать песню алексей гоман"со Стефани Бинг.

Монеты от Александра Македонского.

Ее отец, решил Мейтланд, а может, еще один пожилой любовник.

Через несколько секунд Фауст снова видел за толстыми "самые страшные игры на pc" стенками своего перегонного куба опалесцирующую прозрачную жидкость, переливающуюся всеми "стива джобса уолтера айзексона скачать" цветами радуги.

Ну хорошо, допустим, все вы отказываетесь.

Вишенка с интересом наблюдала, "скачать програми для в контакте для" как я навожу справки, сверяясь с шаром.

А однажды я погибал в пустыне, пытаясь добраться "игры для сенсорного телефона скачать для нокиа" пешком до "скачать бедна настя" ближайшего поселка, поскольку моя машина была безнадежно разбита.

Породистые собаки и "скачать картинок мишки тедди" дворняжки оказались зеркальными отображениями "скачать программу просмотра изображения и факсов" друг друга, они были симметричными, но не "бутырка новые альбомы скачать" конгруэнтными.

Налей немного виски в пепельницу тогда я смогу вдохнуть его замечательный аромат.

Большую часть находок "Возвращения домой" Эйрадис не трогала, однако "Сказки в красках" куклу положила в карман мысль о том, что игрушка "The Hobbit" останется лежать в темноте, "Краткий философский словарь" вдруг показалась ей невыносимой.

Она кивнула и последовала за "Парусные корабли" мной к выходу.

К полудню они "Капитан Сорвиголова" были уже возле пирамиды "Справочник для студентов техн. вузов" и кружили над ней.

Имеет большой опыт общения с демонами, "Малыш и Карлсон Раскраски с прописями" энтропией и старыми глупцами.

Тогда от них "Волшебное кольцо и другие сказки" не слишком много "Почти идеальное ограбление" пользы.

Ведь Аззи выбрал для своего кругосветного путешествия ту же самую эпоху.

Он "Трагик поневоле" должен был отправиться обратно в ничто, потому и явился Шимбо.

Машины КГБ были "Жилищный кодекс РФ" направлены в район "Готовим мясо" приземления, чтобы подобрать то, что останется от трупа.

Мадлен очень "Цветные виденья" скоро вернулась, но блокнота в ее руках не "Прописи Веселые буквы" было.

Поль отскочил в сторону, "Комикс Тетрадь смерти Кн.10 Удаление" а кулак его попал в солнечное сплетение Марка.

Похоже, что есть, "Монах" если уж моя "Канапе и медальоны" леди только что выпихнула меня из кровати, "Учебник по английскому языку. Экономикс" чтобы я рассказал тебе об этом.

Но все же сильнее ее "Каин" занимал вопрос, зачем ему понадобились фотографии Римо и Чиуна.

Атмосфера "Алое и зеленое" приятельства раздражала ее.

Он быстро "Кладбищенские истории" спустился по "Потерянная империя" лестнице на платформу.

Военная "Спящий город" служба из вас, дураки "Дневник плохого года" безмозглые, людей сделает!

Я "Ты готов к битве Отчаянные бойцы Секреты игры" намерен бороться с "Карта родины" ним сегодня "Что такое графический дизайн" вечером.

Это места, где "Тайны выцветших строк" сохранилось много вещей "Фау-2 Сверхоружие Третьего рейха 1930-1945" от прежних времен.

Но ведь всегда происходят какие-то умерщвления.

Я предъявлю "опять метель песня скачать" тебе доказательства в подтверждение "скачать песню дискотека авария ара зам зам" всего того, что говорил.

Плечи ныли, ладони покрылись "краткое содержание чучело железнякова" пузырями и отказывались держать "Факты в наклейках/Флаги" кирку.

Не переживай, попытался утешить его Римо.

Он "Литература. 9 класс. Учебник для общеобразовательных учреждений. В 2-х частях (+CD)" вглядывался, не видя, в потоки, жевал "драйвера для dvd приводов" сигару.

Они были "Скачать adobe flesh player" еде различимы среди шумов от "краткое содержание дубровский роман" работающих машин, но он расслышал их и "епаб книги скачать" отступил в тень.

Я ищу старуху по "Цветные картинки. Развитие ребенка от рождения до года." имени Розали, сказал он.

LAST_UPDATED2