Русская языковая метафора в вербальной магии и лирической поэзии Печать
Автор: Андрей Топорков   
11.10.2009 03:13

В заметке речь пойдет о метафоре “любовь — огонь”[1], которая может быть отнесена к называемым глубинным или концептуальным метафорам. Она известна в русском и других славянских языках, а также в английском, немецком, французском и других индоевропейских языках.

Данная метафора может иметь различные формы языковой манифестации: это словосочетания с глаголами (гореть любовью, пылать страстью), прилагательными (пламенные желания, горячие чувства), существительными (жар любви, кипение чувств), наречиями (любить жарко, горячо симпатизировать).

Метафора “любовь — огонь” вписывается в круг метафор, описывающих эмоциональные состояния человека: разные виды возбуждения обычно концептуализируются в языке как огонь, жар, повышение температуры тела. Характерно, что противоположные состояния могут описываться как понижение температуры, замерзание и т.п. (хладнокровие, чувства остыли, ледяное равнодушие и т.п.).

В последние десятилетия эта тема многократно привлекала внимание лингвистов: в ряде работ по когнитивной лингвистике и семасиологии определены механизмы метафорических переносов при описании эмоциональных состояний человека, исследована семантическая структура русских глаголов гореть, сушить, таять и др. (Трубачев 1964; Апресян 1991; Арутюнова 1997; Жуйкова 2003; Толстая 2004) В работах лингвокультурологической направленности рассмотрена репрезентация концептуальной сферы “любовь” в русском языке и выявлена ее этнокультурная специфика в разных традициях (английской, немецкой, испанской и др.)[2].

Новое обращение к этой теме оправдано тем, что в последние десятилетия в научный оборот введено большое число русских любовных заговоров, в том числе текст из берестяной грамоты конца XIV — начала XV в., найденной в Новгороде в 1974 г., и тексты из различных рукописных сборников XVII-XVIII вв. Составлен указатель русских любовных заговоров XVII—XIX вв., что позволило актуализировать малоизвестные тексты из старых публикаций (Топорков 2005:364-388).

Кроме этого, благодаря новым исследованиям историков русской литературы мы узнали много нового об устной и книжной словесности в России XVII-XVIII вв., в ответственный период перехода от позднего Средневековья к раннему Новому времени. Мы можем теперь гораздо яснее, чем наши предшественники, представить становление и историю лирической поэзии и языковой метафорики Нового времени.

“Огненная” метафора в любовных заговорах.

Метафорическое употребление глагола гореть со значением ‘гореть любовью’ встречается впервые в берестяной грамоте № 521, которая датируется рубежом ХIV и ХV вв. — началом ХV в. Грамота содержит четыре отдельные записи; одна из них читается следующим образом (начало утрачено):

Перевод: ‘...так пусть разгорится сердце твое и тело твое и душа твоя (страстью) ко мне и к телу моему и к виду моему’ (Зализняк 1995: 540). В.Л. Янин предложил cледующую реконструкцию полного текста записи: “(Какъ ся розгоре сердце мое и тело мое и душа моя до тебе и до тела до твоего и до виду до твоего), такъ ся розгори сердце твое и тело твое и душа твоя до мене и до тела до моего и до виду до моего” (Арциховский, Янин 1978:120). Эта реконструкция возможна, хотя и не является единственно возможной (Топорков 2005:24-45).

Со 2-й четверти XVII в. глаголы гореть и его синонимы встречаются в любовных заговорах, которые фиксируются с этого времени в рукописных сборниках. Исходными для русских любовных заговоров являются либо глаголы, описывающие “природные процессы”[3] (гореть, разгореться, сохнуть, кипеть, таять, растопляться, печься, калиться, разжигаться), либо глаголы действия (зажечь, разжечь, раскалить, распалить).

Характерны для любовных заговоров формулы сравнительного характера, которые могли сопровождаться ритуальными действиями. Например, в Олонецком сборнике 2-й четверти XVII в. давалась такая рекомендация: “Взять противо хребта в сорочке нитка да, где седит женка, с того места взять щепка, выколупить да перерезать на пол, половина жечь, а говор<ить>: “Как горит щепка в огне, так бы горело сердце (имярек) по мне (имярек)”” (Срезневский 1913: 489, № 27)[4].

Таким образом, огонь может быть материально представлен в ритуале; в плане символическом огонь является одновременно и целью ритуала, и средством, с помощью которой достигается эта цель; он воплощает собой и состояние адресата заговора, и волевое усилие субъекта заговорного текста, посредством которого его желание приобретает черты психофизиологической реальности.

Двучленная формула включалась также подчас в состав более развернутых текстов. В одном из любовных заговоров того же Олонецкого сборника имярек отправляется на утренней заре под тихие облака, под красную зарю и частые звезды, встречает там Царя Жажду и просит его послать огненную реку в уста женщине: “И как та огненная река горит, так бы горело сердце у той рабе (имярек) на всяк день и на всяк час, месяца молода и ветха” (Срезневский 1913: 506, № 107). В другом заговоре описана золотая кузница с золотым горном, в котором куют замки и ключи, чтобы замыкать у рабы Божией сердце “во единое место” с рабом Божиим: “Коль жарко в сем горне золотом уголье дубовое, толь бы жарко таяло сердце у... рабы (имярек) по мне, рабы (имярек)” (Там же: 510, № 122).

Формулы строятся, как правило, таким образом, что в левой части описывается физическое действие с материальными объектами: горит огонь или дрова; сохнет пот или трава, кипит расплавленный металл и т.д. В правой части — высказывается пожелание, чтобы с особой противоположного пола произошло то же, что с материальным предметом. Соответственно глаголы употребляются в формуле дважды: сначала в индикативе, а потом в оптативе; при этом в первом случае глаголы имеют буквальное (материальное) значение, а во втором — переносное (метафорическое).

Формула “горения” имеет в любовных заговорах четыре основные модификации: с опорными глаголами гореть (разгораться), таять (плавиться), сохнуть и кипеть. В обобщенном виде эти формулы можно представить следующим образом:

1. ‘как горит (разгорается / разжигается) огонь (дрова / дерево / щепка / три печи / след / огненная река / камень), так бы горела (разгоралась / растоплялась) девица (тело / сердце / жилы и суставы) по рабу Божию’;

2. ‘как тает / плавится свеча / воск, так бы таяло / плавилось сердце рабы Божией по рабу Божию’;

3. ‘как сохнет дерево (трава / роса / пот / слюна / утренняя заря), так бы сохла раба Божия по рабу Божию’;

4. ‘как кипит пена на камне (всякая вещь в печи / белый ключ под землей), так бы кипела кровь (сердце) у рабы Божией по рабу Божию’.

В правой части формулы глаголы часто получают направленный характер: гореть (по кому-то, о ком-то), разгореться (по кому-то), сохнуть (по кому-то или о ком-то), кипеть (о ком-то), таять (по кому-то), растопляться (по кому-то) и т.д. Наличие при глаголе косвенного дополнения фиксирует внимание на том, что оно выступает с переносным значением, относясь не к природной сфере, а к сфере человека (Апресян 2003).

В ряде контекстов актуализируется внутренняя форма слов, связанных этимологически с глаголами, обозначающими процесс горения: печаль, печь, печень (<печь), сухота, сухой (<сушить), горючий, горячий (<гореть), кипучий (<кипеть), например: “Попрошу... с трех ключей горючих, с трех ключей кипучих воды для того, чтоб у раба Божия (имярек) зажечь легкую печень и горячую кровь и ретивое сердце - кипело бы, горело об рабе Божией (имярек)....” (Майков 1992: 15-16, № 17; серед. XIX в.).

В одной и той же формуле могут использоваться несколько синонимических глаголов, например: “В чистом поле сидит баба сводница, у тое у бабы у сводницы стоит печь кирпична, в той пече кирпичной стоит кунжан литр; в том кунжане литре всякая веща кипит, перекипает, горит, перегорает, сохнет и посыхает: и так бы о мне, рабе Божьем (имярек), рабица Божья (имярек) сердцем кипела, кровью горела, телом сохла...” (Майков 1992: 7-8, № 1; 1840-е гг.); “В чистом поле, на краю синего моря поставлены три огненных пещи: печь изращатая, печь железная и печь булатная. В тех трех печах горят-разгараются, тают-растопляются дрова дубовые, дрова смолевые. Так бы горело-разгоралось и таяло-растоплялось ретиво сердце у раба Божия (имярек) по рабе Божией (имярек)” (Виноградов 1908/I: 30, № 37; серед. ХIХ в.).

“Огненная” метафорика влечет за собой целый шлейф ассоциаций, связанных с горением, высыханием, кипением тех объектов, которые фигурируют в левой части формулы. Речь идет не о любви вообще, но о гибельной страсти, которая связана с жаром, кипением, деформацией и самоуничтожением субъекта любовного чувства. При описании действия акцент может делаться на его интенсивности, например: “Коль скоро и круто разгоралось сухое дерево на огне, так бы скоро и круто разгоралось сердце у рабы Божией (такой-то) по рабе Божием (таком-то)” (Виноградов 1908/I: 44, № 54; недатир. ркп.).

Насылание огня осмыслялось в заговорах как порча, а его воздействие на человека — как болезнь, сопровождаемая такими симптомами, как депрессивное состояние (тоска), бессонница, некоммуникабельность, отсутствие аппетита и др. Можно предположить, что двучленная формула “горения” первоначально вообще не имела отношения к любовному чувству, но представляла собой формулу проклятия или насылания порчи[5]. Характерно, что она известна и за пределами любовных заговоров, в частности, в заговорах против воров. Так, например, если пропадало что-нибудь из вещей, то остатки украденного вмазывали в чело печи и трижды произносили: “Как станут тлеть вещи, так бы и у раба твоего тлело сердце и кровь горела, отныне и до века веков. Аминь” (Якушкин 1868: 162). Не случайно “воровством” называли и кражу, и блудную связь с чужой женой. Для того чтобы напустить на человека икоту, советовали наговоренную соль “бросить на дорогу или в другое место, коим человек ходит, с приговором: “Как будет сохнуть соль сия, так сохни и имярек... Отступите от меня дьяволи, а приступите к нему”” (Ефименко 1878: 221, № 108; 1815 г.).

“Огненная” метафора в лирической поэзии.

Оригинальная (непереводная) любовная поэзия, зарождавшаяся в России в конце XVII — начале XVIII в., была в значительной степени связана с песенной лирикой, а та, в свою очередь, — с любовными заговорами. Не предполагая осветить эту тему в сколько-нибудь полном объеме, ограничимся сравнением заговоров со стихами и песнями в записи П.А. Квашнина-Самарина[6]. Выбор данной группы текстов обусловлен тем, что это наиболее многочисленное собрание песен, сохранившееся в рукописях XVII в.; по своей образности они связаны с фольклором, хотя и являются плодом индивидуального творчества. Песни имеют любовную тематику, частично они сочинены от лица девушки и рисуют ее переживания в разлуке с любимым.

Главный орган любовного чувства в песнях П.А. Квашнина-Самарина, как и в любовных заговорах, “сердце”, которое горит и сохнет: “...как бы без огня сожгло мое ретивое...” (ДП 1962:97); “Ой, пламя разгорается, / разрывается сердце ретивое...” (ДП 1962: 101); “...загорелася во мне сердешная искра, / сожгла мое сердце, / палит мою душу день и ночь непрестанно!” (ДП 1962: 102).

В одной из песен состояние девушки описывается с помощью “огненной” метафоры:

Настругал милой стружек из калиновых стрелок,
он расклал из них огник на моех белых грудех,
загорелася искра к ретиву сердцу близко.
Горит мое сердце во моем белом теле
палит мою душу день и ночь непрестанно...

(ДП 1962: 98-99).

Точную параллель к этому фрагменту находим в одном из любовных заговоров саранского подьячего Федора Соколова, конфискованных у него в 1718 г. В заговоре говорится о том, что Море-киян “посылает людей в чистое поле и в темные леса сухих дров брать охапков и захребетков и бел-горюч камень не зворотить, роскласть огнен у рабы Божия имрк промежду титяк на грудях и розжечь у нее в белом теле душу и ретивое сердце” (Смилянская 2002:103)[7].

В песнях Квашнина-Самарина поэтический язык описания чувства во многом тот же, что в народной лирике и в заговорах. Однако мотивации уже имеют вполне бытовой характер. Девушка страдает не от того, что на нее напустили любовную порчу, а от неразделенного чувства, или в разлуке с милым, или от того, что милый ее оговорил.

Характерная для любовных заговоров ассоциация любовного огня и тоски сохранялась позднее по большей части в стихах, ориентированных на фольклорную традицию, например в стихотворении, написанном от лица влюбленной деревенской девушки:

Я не знаю, что такое
Вдруг случилось со мной,
Что так рвется ретивое
И терзается тоской.

Все оно во мне изныло,
Вся горю я, как в огне,
Все немило, все постыло,
И страдаю я по нем.

(А.Е. Разоренов. “Не брани меня, родная...” 1880)

Однако в целом в русской лирической поэзии XIX в. “горение” сердца или души характеризует высокую интенсивность любовного чувства и в большинстве случаев оценивается вполне позитивно. Метафорика любовного огня в значительной степени утратила свою былую связь с метафорикой болезни, порчи и зловредного колдовства.

Соответственно “угасание” любовного огня оценивалось не в духе желанного излечения от болезни, а как результат заслуживающего сожаления влияния прожитых лет, например:

Мой друг, любовь мы оба знали,
Мы оба, в сладостном огне,
Друг к другу страстию пылали,

И я к тебе, и ты ко мне.

Царило сладкое безумье,
Лилися слезы, взор горел...
Но наконец пришло раздумье,
Полет любви отяжелел.

(К.С. Аксаков. Стихотворения в духе недавно прошедшей поэзии. 1846)

“Огненные” метафоры использовались для изображения скоротечности любовного чувства или его противоречивого характера:

Кипим сильней, последней жаждой полны,
Но в сердце тайный холод и тоска...
Так осенью бурливее река,
Но холодней бушующие волны...

(Н.А. Некрасов. “Я не люблю иронии твоей”. 1850)

Жаркое чувство любви не надолго в душе остается:
Только что вспыхнет оно и угасает сейчас же. Но пепел
Этого чувства души возрождает в нас новое чувство:
Дружбу, которая нам никогда и ни в чем не изменит.

(С.Ф. Дуров. “Жаркое чувство любви не надолго в душе остается...” 1847)

И все же русская любовная лирика эпохи романтизма и последующего времени отчасти унаследовала или возродила те черты осмысления “огненной” метафоры, которые были свойственны заговорной традиции[8]. Любовный огонь вновь приобрел гибельный характер, связь с неуправляемыми природными силами, вторгающимися извне в тело человека. Актуализировались и заиграли новыми смыслами противопоставления природного и культурного, внешнего и внутреннего, материального и психофизиологического.

В лирике произошла также проблематизация метафоры: она стала поэтической темой, которую осмысляли и разыгрывали по-разному, в том числе и сталкивая друг с другом разные возможности ее прочтения. Делая акцент на интенсивности чувства, метафора позволяла интерпретировать его и в позитивном ключе (тепло, свет, устремленность к высокому, к небесам), и в негативном (уничтожение, перспектива гибели, страдание, боль). Эти противоречия неоднократно становились темами лирических стихотворений, например:

Oгонь любви, огонь живительный,
     Все говорят; но что мы зрим?
Опустошает, разрушительный,
     Он душу, объятую им!

(Е.А. Баратынский. Любовь. 1824)

Душа твоя так ясно разгорелась.
И новый огнь в душе моей зажгла.
Но этот огнь томительный, мятежной,
Он не горит любовью тихой, нежной, —
Нет! он и жжет, и мучит, и мертвит,
Волнуется изменчивым желанием,
То стихнет вдруг, то бурно закипит,
И сердце вновь пробудится страданьем.

(Д.В. Веневитинов. Элегия. 1826 или 1827)

Широкое использование “огненных” метафор и в любовных заговорах, и в лирических стихах не является случайным. Эти формы словесности в русской традиции сближает целый ряд черт: и те и другие имеют небольшой объем, ритмически организованы, “украшены”; они широко используют тропы, в том числе метафоры; им свойственны особая выразительность, суггестивность; и те и другие обращены к сфере индивидуальных чувств, любовных переживаний; они призваны подействовать на эмоционально-чувственный мир другого человека (адресата заговора или читателя стихотворения).

Не менее существенны, впрочем, и различия между заговорами и стихами. Для заговоров характерна связь с ритуалом; их произнесение может сопровождаться определенными действиями, в том числе разжиганием огня. При исполнении заговора в его текст подставлялись реальные имена; соответственно текст приобретал индивидуализированный характер и предназначался для того, чтобы урегулировать отношения между двумя конкретными людьми.

Совершенно иную ситуацию демонстрирует лирическая поэзия, существующая в системе литературы. Лирика не связана с каким-либо ритуалом, лишена привязки к конкретным ситуациям и индивидам. В принципе любой читатель может примерить на себя роль лирического героя того или другого стихотворения, однако это только один из возможных типов восприятия текста.

Распределение ролей в любовном заговоре имеет асимметричный характер: как правило, мужчина насылает любовную болезнь на девушку или женщину, чтобы лишить ее воли, подчинить себе и овладеть ею; женщина же подчиняется страсти, которую она не может контролировать. Таким образом, один участник конфликта подчиняется и страдает; о другом вообще ничего неизвестно: теоретически мужчина может и сам страдать от неразделенного чувства, но не менее вероятно и то, что он совершенно холоден. На этот момент следует обратить особое внимание, поскольку здесь пролегает важная черта, отличающая любовную магию от любовной лирики: в лирическом стихотворении автор, как правило, описывает свое собственное состояние, в то время как в любовном заговоре имеется в виду состояние другого человека. При этом в поэзии речь идет о таком состоянии лирического героя, которое предшествовало написанию стихотворения или было ему синхронно; заговор же устроен таким образом, чтобы вызвать, спровоцировать чувство, которое должно появиться у другого человека после произнесения заговора.

Сравнение любовных заговоров и любовной лирики можно обобщить в следующей таблице:

 

Любовные заговоры

Любовная лирика

 

Субъектно-объектные отношения

Имярек желает вызвать у NN чувство к себе

Имярек высказывает свои чувства по отношению к NN

Временные параметры

Чувство возникает после произнесения заговора

Чувство существует до произнесения заговора или одновременно с ним

Причины любовного “пожара” или любовной тоски

Враждебное магическое воздействие другого человека; любовная порча

Высокий накал чувства; бытовые трудности: безответная любовь, разлука, запретная любовь и др.

Психологическое содержание “любовного огня”

Депрессивное состояние, тоска; высокая интенсивность любовного чувства

Высокая интенсивность любовного чувства

Органы, охваченные “любовным огнем”

Сердце, кровь, душа, голова, печень, жилы, суставы и др.

Сердце, кровь, душа

Стилистические приемы

Двучленный параллелизм типа ‘как горит огонь, так бы горела NN по рабу Божию’

Перифрастические выражения типа: “В крови горит огонь желанья...” (А.С. Пушкин), “В душе горит огонь любви...” (А.И. Полежаев), “...Огнь пылает в крови...” (А.В. Кольцов) и т.д.

Грамматическое оформление

В правой части сравнительной формулы глаголы в оптативе: горел бы, разгорался бы, сохнул бы, кипел бы, таял бы и т.д.

 

Глаголы в настоящем времени индикатива: горит, пылает, кипит, тает и т.д.

Выводы.

Известно высказывание о том, что метафора “не столько открывает сходство, сколько создает его” (Арутюнова 1990:9). Эта формулировка как нельзя лучше подходит к случаям вербальной магии: цель любовного заговора не описать состояние субъекта, а привести в желаемое состояние адресата; своей цели заговор добивается исключительно лингвистическими средствами, среди которых важное место занимают языковые метафоры.

Метафора в магическом дискурсе обладает особой силой и действенностью: произнесение текста сопровождается волевым усилием, а результат представлен в самом заговоре; она оформлена так, чтобы привести в действие безличные стихийные силы и управлять ими, вызывая у адресата любовную болезнь и побуждая к действию.

Лирика так же, как и магия, тяготеет к метафоре; центральная тема лирической поэзии — это любовь, личное чувство, часто окрашенное трагически: характерны для лирики такие темы, как неразделенная любовь, разлука, безвременная гибель одного из влюбленных и др. Неудивительно, что во многих лирических стихотворениях имеется та же знакомая нам ключевая метафора: любовь — это огонь, от нее у человека начинается жар, кипит кровь, сердце охватывает пламя и т.д. Такое употребление метафоры подсказывают язык и литературная традиция.

Между тем в лирической поэзии метафора открывается для усвоения новых смыслов, соответствующих новому самосознанию личности и осмыслению ее интимного мира. Индивидуальное чувство больше не воспринимается как насланная извне враждебная сила или греховное проявление животного начала; человеку незачем обращаться к сверхъестественным силам для достижения успеха в интимной сфере. Однако “симптоматика” любви остается почти такой же: влюбленный по-прежнему не может есть, пить и спать, он дрожит как в лихорадке, его бросает то в жар, то в холод. Метафорика огня оказывается весьма удобной для передачи этих состояний.

Несколько тем, намеченных в любовных заговорах, получили продолжение в лирической поэзии Это отношение к любви как волшебству или колдовству; тема вторжения природного, стихийного начала во внутренний мир человека; взаимосвязь любви и смерти; осмысление любви как “высокой болезни”; тема драматического противоборства участников любовной драмы.

  1. Работа выполнена при поддержке Программы Отделения историко-филологических наук Российской академии наук “Русская культура в мировой истории”, проект “Русский фольклор в ближайшем этническом окружении”.
  2. Основная литература вопроса указана в кн.: (Воркачев 2007). В более широком плане о “языке любви” см.: (Kövecses 1988; Kövecses 1991).
  3. О лингвистических особенностях этих глаголов см.: (Апресян 2003).
  4. Здесь и далее курсив в цитатах мой — А.Т. Ср. в материалах из Олонецкой губ. рубежа XIX-XX вв.: “<...> взять земли из-под правой ноги молодца или девушки и бросить в печь в пламя на уголья со словами: “Как ярко и жарко пылают дрова в печи, так бы у раба Божьего Н. сердце пылало любовью ко мне, рабе Божьей”” (Кофырин 1900, № 127: 2).
  5. Переход проклятий и заговоров на порчу в сферу любовной магии имеет закономерный характер; он описан, в частности, на античном материале (Faraone 1999).
  6. Даты жизни П.А. Квашнина-Самарина: 1671 — между 1740 и 1749 гг. В период с 1682 по 1692 гг. П.А. Квашнин-Самарин служил стольником у царицы Прасковьи Федоровны. Записи сделаны между 1696 и 1699 гг. (Салмина 1993; Телетова 1993).
  7. На данную параллель между заговором и песней впервые указал А.В. Чернецов (Чернецов 2003:58).
  8. Из литературы о символике огня в поэзии русского символизма отметим особо книгу А.А. Ханзена-Лёве (2003:267-322).

Литература

  • Апресян 1991 — Апресян В.Ю. Словарная статья глагола гореть // Семиотика и информатика. Вып. 32. 1991. С. 16-33.
  • Апресян 2003 — Апресян В.Ю. “Природные процессы” в сфере человека // Логический анализ языка. Избранное. 1988-1995. М., 2003. С. 414-419.
  • Арутюнова 1990 — Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М., 1990. С. 5-32.
  • Арутюнова 1997 — Арутюнова Н.Д. О стыде и стуже // Вопросы языкознания. 1997. № 2. С. 59-70.
  • Арциховский, Янин 1978 — Арциховский А. В., Янин В. Л. Новгородские грамоты на бересте (Из раскопок 1962–1976 гг.). М., 1978.
  • Виноградов 1908-1909/1-2 — Виноградов Н. Заговоры, обереги, спасительные молитвы и проч. (По старинным рукописям и современным записям). СПб., 1908. Вып. 1; 1909. Вып. 2.
  • Воркачев 2007 — Воркачев С.Г. Любовь как лингвокультурный концепт. М., 2007.
  • ДП 1962 — Демократическая поэзия ХVII века / Подг. текста и примеч. В.П. Адриановой-Перетц. М.; Л., 1962.
  • Ефименко 1878 — Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской области. М., 1878. Ч. 2 (Тр. Этногр. отд. Имп. О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии при Моск. ун-те; Т. 30; кн. 5; вып. 2).
  • Жуйкова 2003 — Жуйкова М. Схiднослов’янськi предикати любовної магiї: сохнути. Iсторiя, референцiя та семантика // Тiло в текстах культур. Київ, 2003. С. 205-222.
  • Зализняк 1995 — Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. М., 1995.
  • Майков 1992 — Великорусские заклинания: Сборник Л.Н. Майкова. СПб.; Париж, 1992.
  • Салмина 1993 — Салмина М.А. Квашнин-Самарин П.А. // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 2. СПб., 1993. С. 154-156.
  • Смилянская 2002б — Смилянская Е.Б. Заговоры и гадания из судебно-следственных материалов ХVIII в. (Публикация Е.Б. Смилянской) // Отреченное чтение в России ХVII-XVIII веков. М., 2002. С. 99-172.
  • Срезневский 1913 — Срезневский В.И. Описание рукописей и книг, собранных для имп. Академии наук в Олонецком крае. СПб., 1913.
  • Телетова 1993 — Телетова Н.К. Первый русский лирический поэт П.А. Квашнин-Самарин // ТОДРЛ. СПб., 1993. Т. 47. С. 293-307.
  • Толстая 2004 — Толстая С.М. Семантические корреляты слав. *sux- // Язык культуры: Семантика и прагматика. М., 2004. С. 384-400.
  • Топорков 2005 — Топорков А.Л. Заговоры в русской рукописной традиции XV—XIX вв.: История, символика, поэтика. М., 2005.
  • Трубачев 1964 — Трубачев О.Н. “Молчать” и “таять”. О необходимости семантического словаря нового типа // Проблемы индоевропейского языкознания. М., 1964.
  • Ханзен-Лёве 2003 — Ханзен-Лёве А.А. Русский символизм: Система поэтических образов. Мифопоэтический символизм начала XX века. Космическая символика / Пер. с нем. М.Ю. Некрасова. СПб., 2003.
  • Чернецов 2003 — Чернецов А.В. Возвращаясь к напечатанному // Живая старина. 2003. № 3. С. 58-59.
  • Якушкин 1868 — Якушкин Е. Молитвы и заговоры в Пошехонском уезде // Труды Ярославского губернского статистического комитета. Ярославль, 1868. Вып. 5. С. 157-182.
  • Faraone 1999 — Faraone, Christopher A. Ancient Greek Love Magic. Harvard University Press; Cambridge, Massachusetts; London, England, 1999.
  • Kövecses 1988 — Kövecses, Z. The Language of Love: The Semantics of Passion in Conversational English. Lewisburg: Bucknell University Press; London and Toronto: Associated University Presses, 1988.
  • Kövecses 1991 — Kövecses Z. A linguist’s quest for love // Journal of Social and Personal Relationships. 1991. V. 8. P. 77-97.
Андрей Львович Топорков (Москва)

С этого мига ему надо было очень внимательно следить за ее ответами.

Я пошлю тебя в Лондон, Уильям, чтобы ты разобрался.

Есть здесь и другие, взволнованные более глубоким и скорбным чувством, это друзья и родственники юноши, которого считают убитым.

О том, что вы влюбились в мою, черт побери, племянницу.

Она читала газетный отчет о вчерашнем "Скачать чита для нфс ворлд"суде.

И все же это был "Скачать альбом гаморы"другой Томпсон, что-то в нем изменилось.

При ""всей невероятности этой истории, рассказанной Беном Брасом, в ней нет ни слова ""выдумки.

В окружающей тишине в прозрачности хрустального воздуха он прозвучал как ""голос зовущей, торжествующей жизни.

Помню, как-то на смотру у меня на ""мундире не хватило двадцати пуговиц, и за это меня посадили ""на четырнадцать дней в одиночку.

Если это так и если Карлос сейчас должен возвратиться ""в пещеру, то их план нельзя осуществить.

Не удивился я и тогда, когда ""услышал гулко разносящиеся по воде голоса, выкрикивавшие ""ругательства и проклятья, скрип уключин и плеск "Флеш игры человечки палочки"весел.

Сила любви меня преобразила и подсказала это благородное решение.

Приходи ""как-нибудь навестить меня в Дикий ""Лес.

Он пополз вперед, миновав полосу острых камней, повернул налево, оставив север за спиной.

На ""следующий день Рэндом отправил меня с заданием отключить ""построенную мной машину под названием Колесо-Призрак.

Мы и расстались всего десять-пятнадцать минут назад.

Не имею ни малейшего представления, ответил Стиллер.

Так что я подошел к стене и провел нас сквозь нее.

Многие племена, которые до сих пор еще не приняли окончательного решения, теперь "Скачать бесплатно виндовс для нетбука"объявили, что они будут бороться вместе со всем народом, и, не колеблясь, взялись за оружие.

Мы уже много выстрадали и всегда не по своей вине.

По этой извилистой тропе поднимался Карлос в день святого Иоанна, чтобы показать свое искусство наездника.

С нашей стороны было бы весьма благоразумно захватить его во время переправы, но генерал упустил из виду такую возможность.

Вы, которые живете так далеко от этого мира страстей, "Скачать игру симс бесплатно на компьютер через торрент"не можете понять отношений, существующих в Америке между белыми и цветными.

Я узнаю, где именно ты вскрыл письмо.

Дивизионный суд поручил мне, как вашему начальнику, допросить вас и одновременно посылает мне материалы следствия.

Когда закончили, Барни раздобыл несколько бутылок, и до самого рассвета мы отмечали победу.

Вы можете пойти с нами, чтобы воочию убедиться, что значит жертвовать собой.

Я решил, что он не принял обет, просто вольнонаемный.

Больше ничего он уже не видел ни толпы, ни сдерживающих ее солдат, ни важного начальства и разряженной знати, он видел лишь тех, что стояли напротив его окна.

Теперь и они куда-то подевались.

Тогда я расколол небо стрелами хаоса и обрушил их на землю водопадом света.

Дело вовсе не в актерском мастерстве, вздохнул Смит.

Так было, когда Билли пленил его случайно, когда Кот натолкнулся на силовое заграждение одного из базовых лагерей, сделанное для предотвращения побегов или для засады.

В счастливом ничто, чтобы когда-нибудь прийти опять.

и начал на ломаном греческом языке перечислять другие имена.

Единственный шанс принять облик менее уязвимый волка.

Согласен, произнес Диас со снисходительной улыбкой.

И только потом им позволили взять интервью у угонщиков.

О будущем он сейчас не думал он слишком устал.

Меня не мог разбудить даже шум, с которым врач диктовал своей пишущей машинке.

Уже дважды обращались они к этому страшному оракулу, чье слово должно было прозвучать смертным приговором одному из них.

И тут Римо продемонстрировал "География. 9 класс. Подготовка к ГИА-2012. Учебно-методическое пособие"дежурному свое представление о правах.

Им, как " "и многим, надоела эта "Философия имени"бесконечная тайная война, которую ведет КГБ " "якобы с целью победы над Западом.

Он обеими руками поднял " "каталку и, едва заметно двинув корпусом, "Почему мы так мало живем?"запу-стил высоко в усеянное " "звездами небо.

Я просто хотел рассмешить "Руфь"тебя.

Отскочив от него, она рикошетом ранила одного " "из зрителей.

И так далее в том же "Тропою испытаний"духе, но меня от сюсюканья тошнит.

У меня нет защиты от " "этого вещества.

И " "в красных лучах утреннего солнца, когда " "круглые глаза видят предметы более четко, " "чем нормальные, он " "увидел то, что " "title="Информационно-справочные документы">Информационно-справочные " "документы"документы"Чиун приметил много лет тому назад.

О, " "как бы мне хотелось его послушать!

Робладо только что позавтракал и вышел на асотею, чтобы в свое удовольствие выкурить гавану.

Готовлю ее, чтобы вы ее приняли, сэр.

Песок осыпал кусты, стопы и голые лодыжки Римо.

Я хочу знать, зачем им потребовалось захватывать "влагалище крупным планом видео" американский город.

А Знание было программой информации, когда-то воспринятой и переработанной, но не " " отраженной вовне ни на пленке, ни "johnyboy ft elvira t ненавижу но люблю скачать" на бумаге, информации, которую следовало закрепить и сохранить для потомства.

В основном, все просто заключали контракт, а "скачать альбом диму карташова" потом надеялись на лучшее.

Инцидент, "прохождение игры черное зеркало" из-за которого мы собрались здесь, наводит на мысль, что правы те, кто утверждает, что церковь иоаннитов порождена Падшим в " " качестве средства и восстановления всех и каждого против каждого.

Не обнаружив на "вся москва горит скачать" острове ни одной живой души, принц " " приказал привести к нему штурмана и принести все карты.

Шум бьющих по "5 языков любви скачать" воде пароходных плиц самая сладостная для меня музыка, и для моего слуха гудок железного " " коня прекраснее ржанья холеной кавалерийской лошади.

Голова " "вытянулась, приняла какую-то неясную форму волчьей головы.

Странно, " "бормочет Болтаг, тебе удалось правильно прочитать эту часть.

Послушай, я " "вызову помощь когда буду " "готова.

Там они запели песнь Энлиля и Нинлиль " "<Энлиль один из главных богов "скачать киш марионетки"шумеро-аккадского пантеона, божество плодородия " "и жизненных сил, а также необузданной стихийной " "силы Нинлиль супруга Энлиля, одна из ипостасей богини-матери.

шепчет наконец "ігра дальнобойщики скачать"кто-то, и шепот его слышен всем.

О, " "удивился Аззи, да ты, оказывается, остряк.

Хочу узнать, хорошо или плохо ты вел себя "лезгинка лезгинки mp3 скачать"в этом году.

Я "игра король дороги"очень мало знаю мадемуазель Безансон, продолжал он, иначе я счел бы своим долгом докопаться, в чем тут " "дело.

Не догадался спросить тебя, как его зовут.

В его лучах плясали золотые пылинки, возникшие, как мне показалось, из-за того, "скачать программу для создании игр на телефон"что возле окна стоял осел и объедал какое-то растение в "контра страйк скачать сурс"горшке.

Я уже услышал все, за чем я сюда шел, а остальное было " "не так уж важно для меня, но подобное " "удовольствие на десерт я имел далеко не каждый день.

Трещины, словно черные "скачать игру ролевую"молнии, пронеслись по поверхности зеркала и на пол посыпались куски стекла, " "а весь Замок задрожал и пошатнулся.

И правда цвет изменился, как раз перед " " тем, как господин Аззи соскользнул в никуда.

Ну, лучше уж поздно, чем никогда, голос Илит был сладким, " " как патока.

Хью вытер клинок о " " штаны и поднес его к глазам, рассматривая лезвие.

Теперь она шестая для Северной и Южной " " Америки.

Я бежал улочками и переулками и наконец " " оказался неподалеку от Слоун-сквер.

Но нигде не заметно и следа Ким.

Нет, натура приказывала " " ему ползти, и он будет продолжать свой путь " " до тех пор, пока не иссякнут последние силы и не наступит конец.

Применяется спортсменами и " " танцорами для избежания травм> и сандалии.

Сидя у огня он медленно зажарил тушки с травами, которые собрал по дороге.

Передохнул, " " пополз, опять остановился, осматривая горизонт.

Возможно, это даст нам тот самый ключ, который нам нужен, чтобы вновь открыть Зеркало.

Я слышал о нем, кивнул Мундренч.

Добро пожаловать в лунный свет.

Потом плавно переходим к паучьему эпизоду.

Я поднял его и " " надел на голову.

Значит, Америка " " страна баранов,-опять сострил Пульян.

Койот вылез из дупла, посмотрел на останки врага и расхохотался.

Поль " " открыл было рот, чтобы задать вопрос, но Дет " " уже был сметен порывом огненного ветра.

Чуть раньше до " " того, как мне удалось вызвать вас " " при помощи магических сил, которыми я владею, тут он несколько раз подбросил в руке "скачать java игры на сенсорные телефоны" волшебный камень, заставив Гермеса корчиться от боли талисман "скачать песню баста группы баста" привел сюда другого духа.

И "винтаж песни скачать одиночество любви" пришли мне графин лучшего вина на "скачать приколы видео онлайн" тот случай, если мое ожидание затянется и станет " " не в меру тоскливым.

Я выбрался на довольно ровный участок каменистой поверхности и увеличил скорость.

Эта " " трубка одна из интересных граней личности Лорелла.

Ветер завывал, " " как неприкаянный дух, а снег кружил все " " быстрее и гуще.

Попробуй обойтись одним замком, посоветовал клерк.

Ну, это странное дело "песня черепахи и львёнка скачать" и действительно " " требует дополнительной работы, ответил тот, что " " раскладывал инструменты аккуратными короткими рядами.

Когда она почти " " спала, Джек отнес ее "скачать уин и пароль для аськи" на постель.

Никак иначе эту проблему не "программы для захвата экрана скачать" решить.

Если пройти через " " бусины и зайти за " " угол, окажешься в ванной комнате.

То есть всего, кроме "скачать настя каменских и потап альбом" настоящей личности " " Линды Эндерби.

Думаю, что ты мог бы платить наличными.

Тебе нужно было убить его, иначе, мой милый мико, он натравит на тебя целую стаю волков!

Расставшись со своей спутницей, " " мустангер вынул из седельной сумки самое совершенное оружие, которое когда-либо поднималось против обитателей прерии для атаки или защиты,-против индейцев, бизонов или медведей.

Вы, дружище, потеряли связь с господом богом.

В следующее мгновение его тень упала на мое лицо.

Вы ничего не знаете, ни о чем не помните!

Последнего вида " " прилипала благообразнее своего сородича, быстрее плавает и вообще более подвижна и активна.

Как друг нашей семьи " " он счел необходимым присоединиться к нашему походу.

LAST_UPDATED2